Михаил Юрьевич Лермонтов. Мцыри цитаты и афоризмы

Я мало жил, и жил в плену. Я знал одной лишь думы власть, Одну — но пламенную страсть: От келий душных и молитв В тот чудный мир тревог и битв, 95Где в тучах прячутся скалы, Где люди вольны, как орлы. Я эту страсть во тьме ночной Вскормил слезами и тоской; Её пред небом и землей Я ныне громко признаю И о прощенье не молю. Угрюм и одинок, Я вырос в сумрачных стенах Душой дитя, судьбой монах. И видел у других Отчизну, дом, друзей, родных, А у себя не находил Не только милых душ — могил! Тогда, пустых не тратя слёз, В душе я клятву произнёс:

Мцыри

Я и сам, случалось, составлял для них вопросы. Если хотите, я могу периодически выкладывать наиболее интересные вопросы. Только предупрежу сразу - не надо пользоваться интернетом. Это не честно и не интересно. Только ваша собственная эрудиция и ограниченный лимит времени.

35Но мучительный недуг. Развил тогда могучи . Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд.

Но после к плену он привык, Стал понимать чужой язык, И, с шумным светом незнаком, Уже хотел во цвете лет Изречь монашеский обет, Как вдруг однажды он исчез Осенней ночью. Темный лес Три дня все поиски по нем Напрасны были, но потом Его в степи без чувств нашли И вновь в обитель принесли; Он страшно бледен был и худ И слаб, как будто долгий труд, Болезнь иль голод испытал. Он на допрос не отвечал, И с каждым днем приметно вял; И близок стал его конец.

Тогда пришел к нему чернец С увещеваньем и мольбой;.

Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд людей И полз и прятался, как змей. Все, что я чувствовал тогда, Те думы — им уж нет следа; Но я б желал их рассказать, Чтоб жить, хоть мысленно, опять. Тебе, я знаю, не понять Мою тоску, мою печаль; И если б мог, — мне было б жаль:

Той дружбы краткой, но живо бурным сердцем и грозой И, гладкой чешуей блестя, Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей.

Мцыри Михаил Юрьевич Лермонтов. Мцыри Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд людей И полз и прятался, как змей.

Поэма Мцыри .....

Но людям я не делал зла, И потому мои дела А душу можно ль рассказать? Я мало жил, и жил в плену. Таких две жизни за одну, Но только полную тревог, Я променял бы, если б мог. Я знал одной лишь думы власть, Одну — но пламенную страсть:

Бледный свет Тянулся длинной полосо тёмным небом и землёй, И, гладкой чешуёй блестя, Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души .

Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд людей И полз и прятался, как змей.

Читальный зал

Из-за горы И нынче видит пешеход Столбы обрушенных ворот, И башни, и церковный свод; Но не курится уж под ним Кадильниц благовонный дым, Не слышно пенье в поздний час Молящих иноков за нас. Теперь один старик седой, Развалин страж полуживой, Людьми и смертию забыт, Сметает пыль с могильных плит, Которых надпись говорит О славе прошлой - и о том, Как, удручен своим венцом, Такой-то царь, в такой-то год, Вручал России свой народ. Она цвела С тех пор в тени своих садов, Не опасаяся врагов, 3а гранью дружеских штыков.

Тот занемог, не перенес Трудов далекого пути; Он был, казалось, лет шести, Как серна гор, пуглив и дик И слаб и гибок, как тростник. Но в нем мучительный недуг Развил тогда могучий дух Его отцов. Без жалоб он Томился, даже слабый стон Из детских губ не вылетал, Он знаком пищу отвергал И тихо, гордо умирал.

Но мучительный недуг Развил тогда могучи Его отцов. . гладкой чешуей блестя, Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей.

Меж тёмным небом и землёй, И различал я, как узор, На ней зубцы далёких гор; Недвижим, молча я лежал, Кричал и плакал, как дитя… 9 гл. Уж луна Лишь тучка кралася за ней, Как за добычею своей, Объятья жадные раскрыв. Мир тёмен был и молчалив. Та же картина в 11,15,16,20,22 и ей главах. Тело же, как будто бы напротив, испытывает особое притяжение земли: Это противопоставление души и тела достигает кульминации в эпизоде с грузинкой. Он так прозрачно был глубок, Так полон ровной синевой! Поразительно, что для описания грузинки использована практически та же синтаксическая конструкция и даже отчасти та же лексика: О чём размышлял Мцыри после всего случившегося?

Мы можем лишь догадываться. Он только выражает пожелание: Воспоминанья тех минут Во мне, со мной пускай умрут. Подсказка содержится в уже процитированном эпизоде с тучкой, в котором луне явно отведена роль жертвы, а тучке — коварного искусителя. С кем ассоциирует себя Мцыри?

5 цитат о характере мцыри

Все, что я чувствовал тогда, Те думы — им уж нет следа; Но я б желал их рассказать, Чтоб жить, хоть мысленно, опять. В то утро был небесный свод Так чист, что ангела полет Прилежный взор следить бы мог; Он так прозрачно был глубок, Так полон ровной синевой! Я в нем глазами и душой Тонул, пока полдневный зной И жаждой я томиться стал.

Но мучительный недуг. Его отцов. Без жалоб он. Томился . Змея скользила меж камней, Но страх не сжал души моей, Я сам, как зверь, был чужд.

Вкушая, вкусих мало меда, и се аз умираю. Из-за горы И нынче видит пешеход Столбы обрушенных ворот, И башни, и церковный свод; Но не курится уж под ним Кадильниц благовонный дым, Не слышно пенье в поздний час Молящих иноков за нас. Теперь один старик седой, Развалин страж полуживой, Людьми и смертию забыт, Сметает пыль с могильных плит, Которых надпись говорит О славе прошлой — и о том, Как, удручен своим венцом, Такой-то царь, в такой-то год, Вручал России свой народ.

Она цвела С тех пор в тени своих садов, Не опасаяся врагов, 3а гранью дружеских штыков. Тот занемог, не перенес Трудов далекого пути; Он был, казалось, лет шести, Как серна гор, пуглив и дик И слаб и гибок, как тростник. Но в нем мучительный недуг Развил тогда могучий дух Его отцов. Без жалоб он Томился, даже слабый стон Из детских губ не вылетал, Он знаком пищу отвергал И тихо, гордо умирал.

Книга Мцыри читать онлайн

Из-за горы И нынче видит пешеход Столбы обрушенных ворот, И башни, и церковный свод; Но не курится уж под ним Кадильниц благовонный дым, Не слышно пенье в поздний час Молящих иноков за нас. Теперь один старик седой, Развалин страж полуживой, Людьми и смертию забыт, Сметает пыль с могильных плит, Которых надпись говорит О славе прошлой - и о том, Как, удручен своим венцом, Такой-то царь, в такой-то год, Вручал России свой народ.

Она цвела С тех пор в тени своих садов, Не опасаяся врагов, 3а гранью дружеских штыков. Тот занемог, не перенес Трудов далекого пути; Он был, казалось, лет шести, Как серна гор, пуглив и дик И слаб и гибок, как тростник. Но в нем мучительный недуг Развил тогда могучий дух Его отцов. Без жалоб он Томился, даже слабый стон Из детских губ не вылетал, Он знаком пищу отвергал И тихо, гордо умирал.

Порой в ущелии шакал Кричал и плакал, как дитя, И, гладкой чешуёй блестя, Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь.

Я слышал много раз, Что ты меня от смерти спас, — Зачем? Воспоминанья тех минут Во мне, со мной пускай умрут. Да, заслужил я жребий мой! Все, что я чувствовал тогда, Те думы — им уж нет следа; Но я б желал их рассказать, Чтоб жить, хоть мысленно, опять. Ко мне он кинулся на грудь: Но в горло я успел воткнуть И там два раза повернуть Мое оружье.. Он завыл, И мы, сплетясь, как пара змей, Обнявшись крепче двух друзей, Упали разом, и во мгле Бой продолжался на земле. И я был страшен в этот миг; Как барс пустынный, зол и дик, Я пламенел, визжал, как он; Как будто сам я был рожден В семействе барсов и волков Под свежим пологом лесов.

Готовое домашнее задание №177 по учебнику Русский язык 8 класс. Бархударов С.Г.

В стенах Обители живут пишельцы, говоящие на чужом языке, исповедующие чужую веу, важдебные миу Хаоса, а потому, естественно, боящиеся гозы воплощения Хаоса в моей модели. Таким обазом, Голубь - это метафоа обитателей миа, где людям не делают зла. Впочем, семантика Голубя здесь имеет еще один аспект:

Но не курится уж под ним. Кадильниц благовонный дым, .. Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд людей.

Всё, что я чувствовал тогда, Те думы — им уж нет следа; Но я б хотел их рассказать, Чтоб жить, хоть мысленно, опять. В то утро был небесный свод Так чист, что ангела полёт Прилежный взор следить бы мог; Он так прозрачно был глубок, Так полон ровной синевой! Что я глазами и душой Тонул, пока полдневный зной И жаждой я томиться стал.

Мцыри - Лермонтов М.

Но людям я не делал зла, И потому мои дела А душу можно ль рассказать? Я мало жил, и жил в плену. Таких две жизни за одну, Но только полную тревог, Я променял бы, если б мог. Я знал одной лишь думы власть, Одну - но пламенную страсть: Она, как червь, во мне жила, Изгрызла душу и сожгла. От келий душных и молитв В тот чудный мир тревог и битв, Где в тучах прячутся скалы, Где люди вольны, как орлы.

Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд людей И полз и прятался, как змей.

Мцыри Вкушая, вкусих мало меда, и се аз умираю. Из-за горы И нынче видит пешеход Столбы обрушенных ворот, И башни, и церковный свод; Но не курится уж под ним Кадильниц благовонный дым, Не слышно пенье в поздний час Молящих иноков за нас. Теперь один старик седой, Развалин страж полуживой, Людьми и смертию забыт, Сметает пыль с могильных плит, Которых надпись говорит О славе прошлой - и о том, Как, удручён своим венцом, Такой-то царь, в такой-то год, Вручал России свой народ.

Она цвела С тех пор в тени своих садов, Не опасаяся врагов, 3а гранью дружеских штыков. Тот занемог, не перенёс Трудов далёкого пути; Он был, казалось, лет шести, Как серна гор, пуглив и дик И слаб и гибок, как тростник. Но в нём мучительный недуг Развил тогда могучий дух Его отцов. Без жалоб он Томился, даже слабый стон Из детских губ не вылетал, Он знаком пищу отвергал И тихо, гордо умирал. Из жалости один монах Больного призрел, и в стенах Хранительных остался он, Искусством дружеским спасён.

Но, чужд ребяческих утех, Сначала бегал он от всех, Бродил безмолвен, одинок, Смотрел, вздыхая, на восток, Гоним неясною тоской По стороне своей родной. Но после к плену он привык, Стал понимать чужой язык, Был окрещён святым отцом И, с шумным светом незнаком, Уже хотел во цвете лет Изречь монашеский обет, Как вдруг однажды он исчез Осенней ночью. Тёмный лес Тянулся по горам кругом. Три дня все поиски по нём Напрасны были, но потом Его в степи без чувств нашли И вновь в обитель принесли.

Он страшно бледен был и худ И слаб, как будто долгий труд, Болезнь иль голод испытал. Он на допрос не отвечал И с каждым днём приметно вял.

Стоит ли бояться змей?